30 октября – День памяти жертв политических репрессий


Ссыльная Евдокия

Недавно я рассказала в «Сурской правде» о жизни своих родителей. Не могу умолчать еще об одном замечательном члене нашей семьи – о бабушке, которую мы всегда ласково называли бабусенька, о Чеберовой Евдокии Дмитриевне.


Порушили всю жизнь семьи

Она родилась в 1892 году в селе Сара бывшего Промзинского уезда Самарской губернии в простой крестьянской семье. Жизнь нашей бабушки была тесно связана с историческими событиями, которые происходили в стране в конце 19-го – начале 20 веков, – революция, гражданская война, коллективизация, репрессии, ссылки, Великая Отечественная война, восстановление народного хозяйства.

В 1911 году Евдокия Дмитриевна выходит замуж за сарского парня Чеберова Павла Васильевича, 1890 года рождения, в 1912 году у них рождается дочь Татьяна, в 1916 – дочь Мария, в 1921 году – сын Константин и в 1924 – дочь Александра. Семья дедушки и бабушки проживала в Саре на улице Бутырки, которая протянулась по берегу Суры. Они имели дом со всеми надворными постройками, торговую лавку по продаже товаров первой необходимости, корову, теленка, лошадь, жеребенка, овец, птицу, огород, где выращивали картофель и другие овощи. Считались в Саре обеспеченными, зажиточными людьми.

Наступали 30-е годы, время вовлечения крестьян в коллективные хозяйства. Много передумав, дедушка решает подождать со вступлением в колхоз, посмотреть, как все это будет происходить. Была боязнь наступающих перемен. В результате в 33-м году их раскулачивают. Дедушка получает статус кулака, бабушка и дети – члены семьи кулака, и выселяют их на Север, на спецпоселение в поселок Летняя речка-2 Сорокского района республики Карелия, а дом, хозяйство, скот, имущество передают в колхоз. К этому времени старшая дочь была замужем, остальные трое детей были небольшими, особенно мама, ей было всего 9 лет.

Родители с собой на Север их не берут, оставляют в семье бабушкиной сестры Аграфены Дмитриевны и ее мужа Семена Осиповича Ховриных. Условия на Севере, конечно, были плохими, валили и разрабатывали лес, жили в холодных бараках.

Через некоторое время, тайком, с помощью добрых людей бабуся смогла вернуться к своим детям домой в Сару, дедушка оставался в Карелии и, заболев, 20 марта 1935 года там умер в возрасте 45 лет. Уже в конце 20 века, в 1998 году, на основании п.В ст. 3 Закона РФ от 18.10.1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» Чеберов Павел Васильевич и Чеберова Евдокия Дмитриевна были реабилитированы. Документы о реабилитации своих родителей получила наша мама Ажгибинская Александра Павловна, которая одна оставалась в живых из всей семьи Чеберовых. Она была признана пострадавшей от политической репрессии как оставшаяся в несовершеннолетнем возрасте без попечения отца и матери, необоснованно репрессированных по политическим мотивам, и также реабилитирована.


После ссылки

Возвратясь из ссылки, через некоторое время бабушка со своими детьми сняла для жилья дом в селе Сара, на улице Мамоновка, где они проживали до конца войны. В январе 1946 года мама выходит замуж за Ажгибинского Николая Ивановича, жителя села Засарье, пришедшего с фронта, и они переезжают жить вместе с бабусей в папин дом. Дом был большой, старинный, с различными дворовыми постройками – конюшнями, сараями, хорошим погребом, который долгое время находился без хозяина и нуждался в благоустройстве. У папы уже не было в живых родителей – его отец и мать Ажгибинские Иван Сергеевич и Любовь Герасимовна, две сестры, Мария и Варя, умерли еще до войны, а сестра Александра и брат Анатолий жили со своими семьями в Ивановской области. Родители и бабушка сразу начинают приводить дом и хозяйство в порядок, ремонтировать и благоустраивать. С приходом весны обрабатывают и засевают огород.

В октябре 1946 года у родителей рождается дочь Людмила (это я), в августе 1948 года – сын, которого единодушно называют Константином, в честь сына нашей бабуси – маминого брата, погибшего в возрасте 25 лет уже после войны в Германии.

В Книге Памяти Ульяновской области, том 6, в которой опубликован именной список бойцов и командиров, - уроженцев Ульяновской области – погибших, умерших от ран и пропавших без вести во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, изданной в 1994 году, на странице 482 напечатано: «Чеберов Константин Павлович, 1921 года рождения, с. Сара Сурского района Ульяновской области. Русский. Призван в советскую армию в 1940 году Сурским райвоенкоматом. Рядовой. Погиб в бою 3 марта 1946 года. Похоронен на кладбище русских воинов г. Лейпцига, Германия».

Друзья – сослуживцы Кости прислали нашей бабушке и маме пакет фотографий, на которых была запечатлена церемония почетного караула, похорон и прощания с ним. Эти фотографии бабусенька часто доставала из потайной коробки и плакала, смотря на своего погибшего прекрасного сына, который только в конце 1945 – начале 1946 года приезжал домой из Германии в отпуск. Она всегда говорила о том, что ей горше и больнее было потерять своего единственного сына уже после войны.

Гибель сына была очередным ударом судьбы. Но бабуся – простая русская женщина с сильным характером, закончившая всего один класс учебы в церковно-приходской школе, пережила это огромное материнское горе, продолжала трудиться и жить с нами – детьми и внуками. Она умела читать и писать, обладала от природы твердостью духа, хорошим умом и развитием, прекрасно разбиралась в людях и, несмотря на тяжелую участь репрессированной, не озлобилась на советскую власть, работала на благо своей страны.

В августе 1954 года у нас с Костей рождается сестренка Татьяна, которую мы очень любили, все время с ней занимались, во всем помогали бабушке и родителям по хозяйству и дому. Мама и папа ежедневно с утра до ночи были на работе, мы же пололи грядки, обрабатывали картошку, следили за садом, собирали ягоды, овощи, варили с бабусей варенье на костре в саду, забирали вечером из стада скотину, следили за цыплятами, гусятами, утятами, индюшатами и кормили всю эту ораву.

Трудоемкой, непростой была работа по возделыванию табака, которым была ежегодно засажена довольно большая площадь в саду между яблонями. Вместе с родителями и бабушкой мы сажали, поливали, пасынковали, а затем убирали эту культуру. Осенью и в начале зимы после просушки табак толкли, получали махорку, которую потом продавали. Позднее стали сдавать табак в махорсовхоз Чувашии. Продажей табака занимались папа или бабуся, они выезжали в разные города, туда, где жили родственники. Оттуда потом привозили для всей семьи одежду, обувь, вещи для дома.

До 1961 года наши родители работали в колхозе за трудодни, получали в конце лета и осенью натуральную оплату труда теми продуктами, которые выращивали в хозяйстве: пшеница, рожь, мед и другие.


Всегда любила и ждала

Детство и юность были трудовые, мы помогали родному колхозу, были в гуще жизни села, учились в прекрасной школе с нашими любимыми учителями.

С хорошими результатами в 1963 году среднюю Сарскую школу закончила я, в 1966 – брат Костя, в 1972 – сестра Таня. Потом успешно окончили институты. Я – Ульяновский педагогический по специальности география, Костя и Таня – Ульяновский сельскохозяйственный институт по специальности ученый агроном и экономист. И всегда, где бы мы, дети, ни были, что бы ни делали, нас дома ждали родители и в первую очередь наша бабуся, которая с радостью нас встречала, кормила всегда вкусным обедом, помогала нам делом и советом, радовалась нашим успехам, переживала за нас, когда мы испытывали трудности.

Была рада рождению правнуков, помогала нам в их воспитании. Восемь внуков и одиннадцать правнуков у нашей бабушки. Всех она любила и привечала, но всегда говорила, что самыми дорогими для нее являются Шурины дети и внуки, потому что она все время жила с нами, вырастила и воспитала нас. А мы ей отвечали своей любовью и привязанностью.

В 1970 году возрасте 58 лет из-за болезни у бабуси умирает старшая дочь Татьяна, что, конечно, повлияло на ее здоровье. Она стала жаловаться на плохое самочувствие. Мы ее, как могли, старались поддержать, чаще приезжали в родительский дом, чтобы помочь по хозяйству, побыть с ней и родителями. 29 октября 1979 года нашей бабушки не стало, было ей 87 лет. Похоронена Евдокия Дмитриевна Чеберова на кладбище в селе Засарье, рядом с нашим отцом Ажгибинским Николаем Ивановичем.

В августе 1981 года мы продали свой родительский дом в с. Засарье, а маму перевезли поближе к себе, в купленный в Сурском, на ул. Петрушенькина дом.

В далекие послевоенные годы у наших родителей не было ни очередных, ни декретных отпусков, не было настоящих яслей и детских садов. С самого рождения воспитанием детей в семьях, в основном, занимались дедушки и бабушки. Огромное им за это спасибо!

Мы, все трое детей, благодарны судьбе за то, что она подарила нам замечательных родителей и любимую, незабываемую бабушку, дорогую нашу бабусю. Прошло уже много лет, мы взрослели, сами стали бабушками и дедушками, но до сих пор ласковые слова, обращенные к нам, добрые, трудовые бабусины руки, гладившие и обнимавшие нас, остаются в нашей памяти. Ее опыт, доброе отношение к людям помогали нам на нашем жизненном пути. Она была настоящим воспитателем и учителем жизни для своих детей, внуков и правнуков.


Л.Н. Митрофанова