8 июля – День семьи, любви и верности


Стакан чая

Не так давно в нашей газете был опубликован материал «Героический слесарь» о фронтовике Василии Ивановиче Малышеве, чей путь на войне отмечен орденом Красной звезды и другими боевыми наградами. О нем поведала внучка Ирина Вениаминовна Щербакова, жительница р.п. Сурское. Дед остался в ее памяти человеком добрым, отзывчивым и очень хорошим семьянином. Она с такими теплыми чувствами вспоминала о взаимоотношениях своих дедушки и бабушки, что мне захотелось развить эту тему и написать уже о супругах Малышевых. Вот что рассказала Ирина Вениаминовна.

- Мою бабушку звали Евдокия Андреевна. Дедушка был 1908 года рождения, а она 1907-го. Оба росли в многодетных семьях, и оба познали сиротство. У бабыньки мать умерла в 1921 году, когда в Поволжье был голод. Дети остались мал-мала меньше. Отец женился вновь, у мачехи были свои дети, так что семейство еще увеличилось. Жили в Юшанском Майнского района. Молоденькой девушкой бабушка гостила у тетки в Ульяновске. Там она познакомилась с дедушкой – он приехал работать из Нижегородской области. Бабынька часто рассказывала об их первой встрече, особенно ей врезался в память один момент. Они оказались за общим столом. Все сели пить чай. И ему чай налили в стакан, а не в чашку. Все пьют, а он возьмет стакан и обжигается об него, на стол ставит, опять возьмет, опять поставит. «Я смотрю на него, - говорит бабушка, - он такой несмелый. И, помню, мне его так жалко было, что он не может чай попить, что у него стакан горячий!»

Поженившись, молодые стали жить в Юшанском. Отсюда бабушка проводила мужа на войну, к началу Великой Отечественной им было по 32-33 года, и у них уже было пятеро детей. Так тяжело ей было с пятерыми! Работала на колхозном поле, а еще помогала в пекарне ради того, чтобы принести домой кусок хлеба, какие-нибудь горелки. Мыла полы, помогала замешивать тесто. От речки возила на пекарню воду, сначала на лошади, потом, когда лошадь отправили на фронт, на быке, а потом уже и на себе. Корову еще смогла держать.

Когда дедушка возвращался с фронта, бабушка пошла его встречать пешком за 16 километров в Тагай. Пришел наш фронтовик с орденом и с увечьем, ему выбило глаз. Сделали стеклянный протез, но он причинял дискомфорт, и дедушка его не использовал.

После войны дедушка с бабушкой на какое-то время поселились в Прислонихе, а потом переехали в Сурское. Сначала жили на квартире, затем стали строить свой дом. Надеяться им было не на кого, только друг на друга. Но все преодолели. Зашли жить в дом в зиму, и так получилось, что было вставлено только одно окно, мерзли, а потом им привезли заказанное второе. И вот тут уж радость была - в их доме стало тепло…

Евдокия Андреевна работала на Сурской швейной фабрике и даже была ударником коммунистического труда. Дедушка много лет трудился шофером. Жили они душа в душу. Дедушка был спокойный, терпеливый. Все у него было с шуткой, без крика, без злости. Бывало, сосед зайдет к ним и спрашивает: «Кривой-то дома?» Дедушка даже не обижался, выходил к нему. А бабушка послушала, послушала да и отчитала соседа за такое обращение. «Ты, - говорит, - знаешь ведь, что он глаз потерял на войне, а не по пьяному делу!»

Вообще же дедушку все уважительно называли по имени-отчеству, думаю, за его доброту и отзывчивость. Бабушку он очень любил, во всем ей помогал. Иногда забавно было. Она рассказывала: пойдет за водой, а дедушки нет еще дома. Он приходит, смотрит: ведер нет и бабушки нет. Идет к колонке. Она там где-то с бабами «ля-ля,тополя», а ведра стоят. Он их нальет, отнесет. Бабушка придет к колонке – ведер нет, это значит дедушка их домой унес.

Прожил наш дедушка 69 лет. Случился инсульт, видимо, сказался тот страшный удар, когда он лишился глаза. Долго лежал парализованный и ни разу не показал какого-то раздражения, как можно было ожидать от тяжелобольного. Только говорил: «Эх, мать, как ты хорошо за мной ухаживаешь. Спасибо тебе».

Когда дедушки не стало, бабынька очень сильно плакала. Пережила она его больше чем на 30 лет. Думаю, дожить до 93 лет ей помогло то, что в старости она не осталась одинока, нянчила правнуков, была окружена заботой близких. Ну и то, конечно, что прожила в любви и согласии со своим мужем.


… Именно случай с горячим стаканом чая, рассказанный Ириной Вениаминовной еще весной, когда готовился первый материал о В.И. Малышеве, мгновенно подтолкнул меня к продолжению истории о героическом слесаре – просто что-то перевернулось в душе. Сострадание, терпение, понимание Евдокия Андреевна и Василий Иванович Малышевы пронесли через всю совместную жизнь. Светлая им память!

Подготовила К. ЕРЕМИНА.