В мирное время – боевая награда

«Гриб» над Семипалатинском

12 августа 1953 года на Семипалатинском ядерном полигоне, расположенном в Восточно-Казахстанской области, Советским

Союзом были проведены испытания первой в мире водородной бомбы. Непосредственным участником тех событий был и мой папа - Тукаев Хатем Арифуллович.

На действительную военную службу в ряды Вооружённых Сил СССР папа был призван 28 марта 1951 года военным комиссариатом Ртищевского района Саратовской области после окончания фабрично-заводского училища.

Решением призывной комиссии он был отобран и направлен в Казахстан для прохождения службы в ракетных войсках. В августе 1951 года, после окончания шестимесячных курсов сапёров, был направлен в воинскую часть, которая дислоцировалась непосредственно на территории Семипалатинского испытательного полигона.

По его рассказам, работы по подготовке к проведению испытаний велись задолго до их начала. День и ночь на полигон шли многочисленные железнодорожные составы, гружённые различными строительными материалами, боевой и сельскохозяйственной техникой, домашним скотом и многим другим. На полигоне стояли шум, стук, скрежет и грохот от постоянно приходящей и уходящей железнодорожной техники, разгружаемых грузов и проводимых строительных работ, которые велись почти круглосуточно. И всё это в условиях строжайшей секретности и жёсткой дисциплины. Для определения силы взрывной ударной волны поле полигона было застроено новыми производственными и жилыми кирпичными зданиями, отремонтированы строения, сохранившиеся после предыдущих испытаний атомного оружия, построены защитные сооружения, были расставлены на открытой местности и в окопах танки, бронетранспортёры, самолёты, пушки и другие образцы оружия, грузовые и легковые автомашины, а также домашний скот - коровы, лошади, свиньи, овцы. Был даже построен небольшой участок метро.

Папа вспоминал, что сигнал на подрыв бомбы поступил ранним утром 12 августа 1953 года: «Раздался мощнейший взрыв, и горизонт озарила ярчайшая вспышка, которая слепила глаза и в тёмных очках (были выданы очки, используемые при проведении сварочных работ), и даже с закрытыми глазами, задрожала земля, и в небо взметнулся огромный столб огня, дыма и пыли, принявший через некоторое время форму гриба. Взрывная волна была такой силы, что все строения рядом со взрывной башней, установленной в центре поля полигона, были в буквальном смысле слова превращены в пыль.

В производственных и жилых зданиях, расположенных в радиусе около 4-х километров от места взрыва, были выбиты окна и двери, на стенах кирпичных строений появились трещины. Находившийся в километре от эпицентра взрыва железнодорожный мост с многотонными металлическими пролётами был снесён и отброшен на несколько сот метров. Расставленная до взрыва военная и другая техника была сильно искорёжена и разбросана по всему полигону, всюду лежали груды обломков, куски расплавленного металла и обуглившиеся туши домашних животных. Всё это горело и дымилось. На земле и в воздухе наблюдался высокий уровень радиации».

Несмотря на то, что была проведена огромная работа по подготовке к испытаниям, мало кто знает о том, что во время их проведения возникла нештатная ситуация, которая поставила под угрозу успешность этой операции и могла привести к непредсказуемым последствиям. На устранение возникшей ситуации было направлено подразделение сапёров, в котором служил папа, им был дан боевой приказ: любой ценой выполнить поставленную задачу. Приказ был выполнен, испытания прошли успешно. По их завершению Указом Президиума Верховного Совета СССР «За проявленные умелые и смелые действия, сопряжённые с риском для жизни при освоении нового боевого оружия», папа был награждён медалью «За боевые заслуги». 26 сентября 1954 года он был уволен в запас и после увольнения всю свою дальнейшую жизнь связал с лесным хозяйством - сначала непродолжительное время работал ездовым в Большекувайском лесничестве, затем там же около 40 лет проработал лесником.

На гражданской службе, как и на военной, папа всегда выполнял поставленные перед ним задачи с чувством высокой ответственности и присущей ему добросовестностью, за что неоднократно награждался почётными грамотами и ценными подарками министерства лесного хозяйства СССР, управления лесного хозяйства Ульяновской области, Сурского мехлесхоза, Большекувайского лесничества. Неоднократно награждался нагрудными знаками «Победитель социалистического соревнования» разных годов и нагрудными знаками «10 и 20 лет службы в государственной лесной охране СССР».

На заданный однажды вопрос, что же это была за чрезвычайная ситуация в том далёком августе 1953 года, за ликвидацию которой он был удостоен боевой правительственной награды, папа коротко ответил: «Я выполнял свой воинский долг и давал подписку о неразглашении государственной и военной тайны», и попросил никогда больше не возвращаться к этому вопросу.

К сожалению, вопрос этот так и останется без ответа - в 2001 году папа умер. Но я знаю точно, что в мероприятиях по укреплению обороноспособности нашей страны, способствовавших недопущению ядерной катастрофы и развязыванию третьей мировой войны, есть вклад и моего папы.

Рифкат Тукаев, р.п. Сурское.