С одной винтовкой на двоих

17.05.2019

Военная география моего прадеда Белова Ивана Егоровича

Ветеранов Великой Отечественной войны осталось очень мало. Уходит поколение, которое выиграло жестокую войну, вынесло на себе все тяготы послевоенного времени. В благодарность за 70 мирных лет мы должны сохранить память об этих людях и передать следующему поколению. И хранить эту память нужно прежде всего в семьях.

 

Я хочу рассказать о своём прадеде - ветеране войны и труда, простом труженике, одном из тех миллионов рядовых солдат, которые «…пол-Европы по-пластунски пропахали». Я никогда не видел своего прадеда Белова Ивана Егоровича, только на фотографиях. Знаю о нём по рассказам моей бабушки, его дочери – Нины Ивановны Беловой (Нарышкиной).

Белов Иван Егорович родился 31 мая 1920 года в селе Старое Чирково Павловского района Ульяновской области (бывший Барановский район). Он был пятым ребёнком в бедной крестьянской семье Беловых Агриппины и Егора. Жили, как все, очень бедно. Учиться Ивану не довелось, так как не в чем было ходить в школу. Как говорил сам Иван Егорович, «портки были одни на четверых, как и валенки зимой». Только старший брат Павел сумел закончить 4 класса, а остальные научились читать и писать «друг от дружки». В 1932 году жизнь ещё больше осложнилась, когда умер отец, вернувшийся с Первой мировой войны совсем больным. Иван вместе с другими детьми очень рано пошёл работать в колхоз: пас коров, овец, был севцом, плугарём, работал на лошади пахарем, ну и, конечно, освоил плотницкое дело, как и многие парни на деревне.

В 1940 году Ивана Егоровича призвали в Красную армию. Никогда не думал, как он говорил, что через всю страну проедет на Дальний Восток. Малограмотный деревенский паренёк и представить себе не мог, сколь необъятны просторы нашей Родины. Служил он в железнодорожных войсках. Строили и ремонтировали мосты, учились военному делу. Не раз вспоминал он, как на тросах мотало его над водой или каким-то огромным оврагом, как выходили на плац в худых ботинках с обмотками, как кормили зачастую одной солёной рыбой, от которой солдаты опухали. Одним словом, трудна была солдатская доля в те годы.

А тут ещё грянула война. Насколько понимал даже простой солдат Иван Белов, никто её не ожидал, верили заключенному между Советским Союзом и Германией пакту (договору) о ненападении. С Дальнего Востока 30-й отдельный мостовой железнодорожный батальон, где служил прадед, перебросили на фронт.

Вспоминал он бои под Великими Луками, Старой Руссой. 30 мостовой батальон воевал в составе то II, то III Украинского фронтов. Мостовики шли следом за сапёрами и обеспечивали переправы, которые при отступлении наших войск были уничтожены, и поэтому их часто перебрасывали с места на место. Приходилось подолгу находиться по пояс, а то и по шею в ледяной воде, в болотной жиже. Не раз, пережидая бомбёжку переправы, держась за плоты, солдаты взлетали в воздух вместе с плотами. Взлетал и прадедушка, но чудом остался жив. Он говорил: «Мне несказанно повезло. Даже не был ранен за всю войну. Так что я в рубашке родился». Вспоминал он переправы через большие реки Днепр, Дон, Висла: «Вот где народу-то полегло! Ведь многие плавать даже не умели!». А он, кстати, хорошо плавал, ещё в детстве научился на реке Кадода, что протекала около села Старое Чирково.

Вообще прадед не любил рассказывать о войне. То немногое, что удалось из него вытянуть, он рассказал однажды своим внукам (в том числе моему папе) под напором бабушки. Рассказывал он со слезами на глазах, вспоминая погибших, голод, холод, то, как постоянно хотелось спать. В своих рассказах он подтверждал, что, действительно, коммунисты и комсомольцы были в первых рядах, и спрос с них был особенный. Что была и обратная сторона этой священной войны: он видел собственными глазами, как некоторые солдаты поднимали из окопов правую руку для прострела или устраивали самострел. Кого-то после этого уводили особисты, кого-то комиссовали. Но таких были единицы. Подавляющее же большинство красноармейцев честно служили и воевали. Ещё рассказывал о том, как сердце кровью обливалось при виде разорённых сёл и городов, голодных и оборванных женщин и детей. Не себя солдат жалел, получая письма с родины, в которых ему писали, как пухли с голода земляки, отдавая всё для фронта. «Нас хоть как-то кормили, а их…», - говорил Иван Егорович.

Закончилась война, оставшиеся в живых солдаты возвращались к мирной жизни. Но не кончилась она 9 мая 1945 года для Белова Ивана и ещё многих-многих солдат. Ещё целых три года он был в армии: участвовал в ликвидации бандеровцев в Западной Украине, восстанавливал мосты, переходы и другие объекты. Топор и пила по-прежнему были в руках мостовиков.

Вернулся домой Иван Егорович гвардии ефрейтором в середине 1948 года, весь больной и простуженный. Мучили боли в суставах, радикулит. Но главное, он был живой. А вот двух его братьев война не пощадила. Старший брат Павел Егорович, 1908 г.р., был призван 20.07.1941 года Барановским РВК, и уже 14 декабря 1941 года он погиб. Похоронен в селе Кушалинске Рамешковского района Тверской (тогда Калининской) области. Осталась вдова Мария Ивановна с двумя детьми, 6 и 4 лет. Второй брат Пётр Егорович, 1911 г.р., отправлен на фронт 4.04.1942 года, в декабре того же года он пропал без вести. У него также остались вдова и двое детей. Ещё один брат, Алексей, на фронте не был, он всю войну работал на секретном военном заводе в Чапаевске и тем самым тоже внёс свой вклад в победу.

Ухаживала за вернувшимся деверем Иваном вдова его погибшего брата Павла, моя прабабушка. И так уж случилось, что они «сошлись», как говорили тогда, так что прадед в 28 лет стал отцом сразу двоих детей, 12 и 10 лет, своих племянников. А потом у них появились ещё две девочки, моя бабушка и её сестра. Многие люди, не знавшие их интересной семейной истории, удивлялись: почему двое детей – Павловичи, а двое - Ивановны. Прожили они, Иван да Марья, вместе 43 года. Трудились, не покладая рук, не щадя себя ради своих детей. Работали сначала в колхозе, затем по состоянию здоровья Иван стал путевым обходчиком железной дороги на станции Никулино Николаевского района, а Мария уборщицей в школе. Через три года медкомиссия обнаружила у Ивана дальтонизм, он не узнавал красный цвет, что было недопустимо на этой работе. И пришлось в 1951 году снова переезжать. Устроились на Славкинском деревообрабатывающем заводе, где Иван Егорович проработал плотником 30 лет. Был на хорошем счету, не раз награждался путёвками от профсоюза в санаторий Серные воды. У Ивана Егоровича были золотые руки: он мог срубить дом, сделать рамы, столы, стулья, комоды, шифоньеры и модные тогда сундуки. Это было большим подспорьем для семьи из семи человек, ведь зарплату до самой середины 50-х годов давали облигациями государственного займа. И несмотря на тяжёлую жизнь, они с прабабушкой умели радоваться жизни, а как они пели! В любой компании были запевалами, знали много старинных и военных песен. С Украины дед привёз много «хохлацких» песен, и всё Чирково, а затем и Славкино запели их. Ушли из жизни они в одинаковом возрасте – 77 лет, хотя прабабушка была на 6 лет старше. Прадед умер в 1997 году от гангрены, через 6 лет после своей Марии. Можно сказать, так его догнала война: ведь здоровье он потерял именно там.

Прадедушка был очень скромным человеком. Сколько раз, например, в магазине ему предлагали отовариться вне очереди, так он на это отвечал: «Вон стоит старуха или женщина, у которой, может быть, сын или муж погиб, а я – без очереди!».

Я тоже думаю, что дело не в почестях. Для нашей семьи прадедушка – герой. Героизм его заключается в том, что он стойко выдержал все 8 труднейших лет, никого не предал, не подставил, служил как настоящий патриот своей Родины. Что вернувшись с войны, стал отцом для детей своего погибшего брата, заботился о своей матери Агриппине Павловне до самого последнего часа, что честно и добросовестно трудился, был хорошим отцом и мужем, исключительно порядочным человеком. И это даёт мне право гордиться гвардии ефрейтором Беловым Иваном Егоровичем, моим прадедом.

Что касается наград, то награждён был Иван Егорович Белов медалями «За взятие Будапешта» и «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Медали затерялись, а удостоверения к ним сохранились. Вручены они были 9 мая 1946 года. В 1985 году, в честь 40-летия Победы награждён орденом Отечественной войны II степени, а в 1995 – медалью Жукова. Кроме того, конечно, имеет все юбилейные медали. Надо отметить, что относился он к наградам очень спокойно и говорил так: «Когда воевали, ни о каких наградах и не думали. Нас были миллионы – разве на всех наград-то напасёшься!».

 

Добирались поездом несколько месяцев. Станции были забиты эшелонами с красноармейцами и военной техникой, идущими на Запад, а навстречу уже шли поезда с эвакуированными людьми, заводами, госпиталями. Вблизи фронта их эшелон попал под бомбёжку. Прадедушка рассказывал, как солдаты высыпали из вагонов, по команде командира батальона рассредоточились, стреляли по самолётам из винтовок, а офицеры из пистолетов. Кстати, винтовка была одна на двоих, на троих. Так начинали воевать.

 

Военная география моего прадедушки обширна - от Дальнего Востока до Западной Европы. Он протопал Румынию, Австрию, Венгрию, Чехословакию. Кстати, второй мой прадед Нарышкин Иван Филиппович попал в плен в 1942 году и находился всю войну в Австрии. Поэтому у нас в семье говорят, что один дед освобождал из плена другого. Иван Егорович немного жалел, что не дошёл до Берлина. А ещё он отмечал, что далеко не все радушно встречали советских солдат, часто стреляли из-за угла, из окон домов, даже после объявления Победы. Победу встретил в Братиславе.

Иван Нарышкин,

ученик 8 класса Астрадамовской школы.

Поделиться в Facebook
Поделиться в Twitter
Please reload