Природа и мы


Первый снег

С вечера лёгкая пороша припудрила скованную ноябрьским морозом землю. Снег уже два дня понемногу сеял из волшебного сита облаков затейливое серебро снежинок.

В лесу медленно угасал рыжий огонь осенней золотой листвы, укрываясь и кутаясь в белоснежную шаль. Наступивший новый день хмурился и готовился выпустить на свет божий новый рой белых мух из низко плывущих туч.

Николай Гурьянов уже не первый день радовался. Он часто выходил во двор. Смотрел на небо и на снег, лежавший под ногами. Как он его ждал! Но он хорошо знал, что в первые два-три дня зверь по первому снегу следа не даёт. Николай, можно сказать, знатный охотник, да и его отец охотник был ещё тот.

Его охотничий жар передавался и Эльбе, пегой гончей, которая, завидев хозяина, начинала радостно лаять и плясать и крутилась волчком. Она не меньше Николая соскучилась по охоте за долгое лето. Ей невольно начинал подражать подрастающий щенок. Охотничью кровь-то никуда ведь не денешь.

И вот на третий день они к общей радости в лесу. Эльба, повизгивая, глубоко вдыхала такой близкий и родной воздух Засурья. Она совала нос в снег и весело фыркала.

Со стороны казалось, что она проверяла его на вкус и быстро исчезала в кустах за деревьями, долго пропадала и внезапно появлялась, виновато глядя на хозяина. Казалось, она хотела извиниться за то, что не может никого найти.

Николай всё дальше и дальше углублялся в лес. Он обошёл все знакомые с детства места, но так и не увидел ни одного заячьего и лисьего следа и не услышал гончего лая своей любимицы.


В. ЕРЕМИН.