Наши на ипподроме


«Когда я была наездницей…»

Елена Петровна Ликинцева разносит почту в райцентре. Её участок – переулки Ленина, Мира, Водников. Почтальонкой она работает уже 10 лет. Живёт в соседнем Черненове. Вместе с напарницей добираются до работы на велосипедах, на велосипеде же Елена и почту развозит. Работа как работа, другой, когда начинала, не было, а теперь привыкла. А в прошлой жизни Елена Петровна была наездницей на ипподроме. Той работе отдала почти двадцать лет.

Рассказывая о лошадях, сразу оживляется.

-Подруга, зная о моем пристрастии к лошадям, познакомила с девочкой, которая уже ходила на ипподром. Она и взяла меня с собой. Мы жили в Ульяновске, в дальнем Засвияжье. Это было в восьмом классе. Так началась моя «лошадиная» жизнь,- начала рассказ Ликинцева.

Сначала помогали конюхам ухаживать за лошадьми, они за это разрешали прокатиться. Смотрела, училась, ей там нравилось буквально всё. Страха перед лошадью никогда не испытывала. Начинала осваивать конный спорт на рысистых лошадях. Потом организовали при ипподроме спортшколу. Здесь учили верховой езде – прыжки, выездка, были соревнования. В спорт пришла поздновато - начинать надо лет с семи, поэтому перспектива стать спортсменом международного уровня была сомнительной.

В восемнадцать лет вышла замуж. Муж, конечно, оказался наездником. Родились мальчики-погодки, работала на заводе «Искра», кстати, это рядом с ипподромом. Дети подросли, в 1987 году решила пойти работать на госконюшню. Начинала конюхом, «наездила» категорию, участвуя в соревнованиях и занимая призовые места, стала бригадиром-наездником. Была им десять лет. На попечении – двадцать лошадей, каждая с характером, требующая индивидуального подхода. Каждая, кстати, не одну тысячу долларов стоимостью. Очень ответственно. На соревнования выезжали в Самару, Оренбург, Нижний Новгород. В Лавинский конный завод тоже приезжали. Выходных практически не было. И отпуск только в распутицу. Была интересная кочевая жизнь, в воспоминаниях которую можно переживать вновь и вновь.

-Любимицей была Ассоль русской рысистой породы, с Регистрацией хорошие отношения сложились, призы брали, - отвечает на вопрос Елена Петровна.

На ипподром заводчики отправляют своих лошадей, чтобы профессиональные тренеры, такие как Ликинцева, помогли воспитать в них дух состязательности, раскрыли возможности лошади, заложенные природой. Кроме тренерской работы, все члены бригады должны три раза в день накормить своих питомцев, почистить денники и лошадей. Каждый день животным что-то нужно. То они заболели, то захромали. Ветеринар назначит лечение, а лечить, выполнять процедуры приходится самим.

В советское время зарплаты с призовыми хватало, в 90-е и позже стало трудно финансово. В это время приходилось зарабатывать, катая ребятишек по улицам Ульяновска. И корову держали на конюшне, и кур разводили. Всякое было. Надо было как-то выживать - зарплату не давали месяцами.

В работе наездника, тренера много такого, что не пропишешь в инструкциях. Наездник – это реакция и внимательность.

-Должно быть внутреннее чутье, чтобы лошадь не перегрузить, подготовить ее к соревнованиям,- пытается объяснить Елена Петровна. - Они, как дети: что в жеребенка заложишь, то потом и получишь. Есть лошади, на которых можно с двух лет ехать, они сразу способны на хороший результат. А есть такие, которых надо подождать. Они покажут себя, но чуть позже. Поначалу иные даже в денник к себе не подпускают, но постепенно налаживается доверие. Кормишь, гладишь, вычесываешь… Потом к уздечке приучаешь затем к вожжам. В качалку запрягаешь, только когда чувствуешь, что лошадь нормально реагирует. Сломать животное – минутное дело, а вот довести его до нужной кондиции, поставить на ход, чтобы хорошее время на дистанции показывало, это непросто. Лошадь свою цену нарабатывает на испытаниях.

В активе у Ликинцевой, кроме многочисленных дипломов, медалей, кубков, - второй результат на кобылке Ассоль на Дерби. Это центральное соревнование года в России и главный приз в скаковых и беговых испытаниях лошадей на ипподроме.

Форма у жокея раньше была - хромовые сапожки и камзол. Сейчас сапоги поменяли на ботиночки. Сбруя тоже изменилась, сейчас все на застежках, а не на ремнях.

Вспоминает Ликинцева Казанский ипподром – по-европейски современный, где еще в советское время был теплый душ для лошадей даже зимой, кафель, газоны, поэтому не надо было чистить лошадей от соли и пота после соревнований. Где созданы все условия для наездников. Даже в Москве такого шика не было. Если бы Ульяновский ипподром функционировал сейчас нормально, может быть и вернулась бы. Просто ходила бы помогать на конюшне в свое удовольствие.

-Почему пришлось расстаться с ипподромом? Потому что вышла замуж второй раз. Родила еще сына в сорок один год. Муж заболел, и пришлось уехать в сельскую местность. Выбрали Сурский район, Черненово. Муж тоже лошадей любил, наверное, поэтому поближе к Лавинскому конезаводу. Муж вскоре умер, а я так и осталась с мальчишкой…

Жизнь продолжается. Но конный мир остался с ней. «Конный мир» – любимый канал, смотрит все программы. Младшая внучка – Ульяна, тоже лошадьми «болеет».

Елена Петровна заторопилась на почту. Нужно развозить на велосипеде по участку корреспонденцию и пенсии.

В. ЯЦКИН