Университеты жизни


Доктор ФиС

Понятие «учительство» в моем сознании всегда было более широким, чем просто преподавание учебного предмета.

Просто и доступно объяснить непонятное, научить анализировать и отобрать главное, быть готовым поделиться опытом - не каждому дано, потому список людей, которых могу считать учителями, и с которыми, так или иначе, сводила меня жизнь, очень невелик. Возглавляет этот список Владимир Сергеевич Преображенский. Это он вместе с родителями терпеливо лепил меня с детства, он ненавязчиво предлагал пристальнее посмотреть вокруг, он дотошно объяснял со страниц журнала «Физкультура и спорт» секреты движения, секреты тренировок, учил накапливать опыт и анализировать результаты. Причем секреты открывал самые сокровенные, самим им добытые в поте лица.

В юности ярлык на человека вешаешь быстро - хороший человек, не хороший, буду общаться, не буду. Что Владимир Сергеевич - это тот человек, которому в руки попала нить моей жизни, я понял сразу, одним махом. Тогда, много лет назад, подкупила меня его щедрость. Щедрость души, щедрость, с которой он делился опытом. Помнится, искал я фотографии стрелков из лука - увлекался стрельбой, всюду мерещились мне стрелы и разноцветные мишени. Листал потрепанную подшивку журнала «Физкультура и спорт», и вдруг зацепился взгляд за какую-то фразу, и пошел я читать строку за строкой всю статью. Были в той статье и солнечные брызги, и запах пота, и счастливая улыбка до ушей. Я забыл о мишенях, стал перелистывать подшивку назад, с удовлетворением обнаруживая в каждом номере в момент ставший родным и близким псевдоним «доктор ФиС».

«Надо же, как мне повезло», - сам себе говорю я, вспоминая тот день. Но иначе и быть не могло, я ведь искал свой путь в жизни, нащупывал его пока еще робко, а без добротного проводника запросто заблудиться. К слову, на том выбранном пути я до сих пор, и Владимир Сергеевич нет-нет, да и толкнет меня в спину. Не грубо, но настойчиво: смелее, мол, чего остановился, нельзя стоять, обыденность засосет. После службы в армии я пытался уехать работать на Байкал. Уехал в Бурятию в один из лесхозов, откуда меня направили в дальнее лесничество на реку Баргузин. До приезда лесничего (он в этот момент был в отъезде) пришлось неделю прожить на постоялом дворе, где кроме меня жили два геолога и два парня - студенты строительного института из Ленинграда.

Геологов я почти не видел, они приходили только ночевать и не стремились к общению, а вот со студентами познакомился вплотную. Студенческий стройотряд отработал лето и уехал домой, оставив двух своих товарищей дожидаться зарплаты. Парни терпеливо ждали оформления бумаг, посвятив свободное время чтению. Я почти не удивился, когда одной из книг оказалась книга о горнолыжном спорте, одним из авторов которой был Владимир Сергеевич Преображенский.

- Тренируюсь по его рекомендациям, - сказал тогда один из студентов. - Люблю, - говорит, - горные лыжи, много чего перечитал, но самый доступный материал - у Преображенского. Читаю и чувствую: довелось бы встретиться, не прогнал бы он, не задрал бы нос, объяснил бы всё до тонкостей, как в своих книгах и журнальных статьях объясняет.

Прав был тот парень: «звездной болезнью» Владимир Сергеевич никогда не болел, хотя с такими регалиями, как у него, другие, более практичные люди и клиники личные открывают, и депутатские мандаты получают. Мастер спорта, пятикратный чемпион страны. Врач сборных страны по пятиборью и хоккею с шайбой. Не дворовой команды врач — несколько лет в сборной проработал с самим Тарасовым! А уж тот великий тренер вряд ли бы кому ни попадя здоровье своих подопечных доверил.

Именно в эти годы Владимир Сергеевич написал ряд статей, основанных на многочисленных практических исследованиях. Прежде чем свою знаменитую статью о пульсе написать, он провел две тысячи (!) измерений пульсовых характеристик спортсменов, с которыми работал, и, что особенно важно, проанализировал каждое измерение, и выводы сделал. Измерял во время отдыха, в момент нагрузок, утром, вечером. И с этими показателями включался в тренировочный процесс и был услышан Тарасовым.

Вот это подход к работе, к делу, вот это практика! Ее, эту практику, на ученый бы совет, да зацепиться бы за нее, ведь главное в любой научной работе - то рациональное зерно, которое дает исследование, кирпич той основы, на которой сама наука держится. Но это зерно нужно одеть в бумажную оправу, а не у каждого практика на это есть время. Практику хочется скорее поделиться своими открытиями с людьми, порадовать их находкой, а Владимир Сергеевич уже тогда с журналом сотрудничать начал, посчитал, что наука подождет, а пока он быстрее до каждого физкультурника доберется через журнал.

Перед ученым советом со своими трудами он так и не предстал, но в дальнейшем каждый его труд, каждая статья выдерживали оценку многих тысяч человек, и каждый из читателей «ФиС» проверял на себе справедливость его исследований и советов.

Странным мне кажется, что его тренерское умение не было задействовано в полной мере в спортивном мире. То, что он, мастер-горнолыжник, пятикратный чемпион страны, может прекрасно научить технике спуска, причем технике виртуозной, вряд ли у кого-то вызывало сомнения, о чем свидетельствовали его книги, его советы, успехи его воспитанников. В том, что он грамотно может построить тренировочный процесс, также сомнений нет. Единственная советская олимпийская медаль в слаломе (Евгении Сидоровой) была завоевана в 1956 году, когда именно Владимир Сергеевич был главным тренером женской сборной.

Почему не удержали его на этом посту, почему не привлекли его, большого мастера, к тренерской работе в сборной в полной мере? Я лично всех тонкостей не знаю, Владимир Сергеевич вспоминать об этом не любил. Впрочем, у настоящего мастера всегда много злопыхателей, а умение признавать способности другого человека и не присваивать себе чужие заслуги - это тоже дар. А вообще, многие бывшие спортсмены-депутаты собирают приличные дивиденды от своих былых побед, хотя вряд ли список приобщенных к физкультуре и спорту и детей, и взрослых у них больше, чем у Преображенского.

Но сложилось всё так, как сложилось, в течение 50 лет Владимир Сергеевич передавал свой опыт через книги и статьи журнала. Он стал надежным проводником в мир физкультуры для многих сотен людей. Это дар - доступно и щедро передавать свой опыт. Во время службы в армии я конспектировал каждую его статью: ксероксов тогда еще не было, а вырывать страницы из библиотечной подшивки было совестно. Совестно, кстати сказать, было перед Владимиром Сергеевичем - он бы этого не одобрил, всё же писал он не только для меня. Статьи были разные - о нагрузках и пульсе, о разминке и о тренировке. Переписанные статьи я сложил вместе и прошил, получилась маленькая карманная энциклопедия, которая всегда была со мной как живое слово знающего тренера, а советы его проросли во мне, в моем сознании, оправдались тренировками и результатами.

Много ли бывших чемпионов продолжают тренировки после активных выступлений? И много ли бывшие и настоящие чемпионы могут дать дельных советов простому, рядовому физкультурнику?

Любой учитель физкультуры, если не тренируется, не делает гимнастики, рискует потерять квалификацию. Причем потерять полностью, и потеря такая происходит очень быстро, неожиданно для него самого. За считанные годы весь накопленный арсенал знаний, методик и даже упражнений улетучивается, круг доступных движений сужается. Теряются приобретенные тренировкой навыки; человеку кажется, что он всё помнит и всё знает, но растренированность бездействием и самоуверенностью не обмануть, несколько лет - и определить бывшего чемпиона или бывшего спортсмена в таком человеке почти невозможно. И обучает он в итоге как человек, знающий спорт и физкультуру лишь по памяти, понаслышке.

Владимир Сергеевич никогда не переставал тренироваться, в этом его отличие от многих, в этом ценность каждого совета, каждого написанного слова. Он никогда не предавал свой вид спорта, он оставался горнолыжником до последнего времени, лишь с возрастом меняя подход к тренировке, - всё больше специальных упражнений заменяя на общефизические. Это пример перехода со спортивного пути на путь физкультурный. Пример того, как использовать спортивный потенциал для поддержания и дальнейшего развития физической формы, достижения физического совершенства, пример грамотного преподавания. Вообще, я очень рад, что слово «бывший» подходит к кому угодно, только не к доктору ФиС.

В. КОЧЕТКОВ.


Просмотров: 7